«Это просто у людей в голове: „О, пинг 100 — это нереально“»


«Это просто у людей в голове: „О, пинг 100 — это нереально“»

В эти выходные поклонники СНГ-сцены CS:GO пристально следят за LAN-финалом WePlay! Forge of Masters. Главным фаворитом этого чемпионата аналитики считали AVANGAR, но это не значит, что матчи проходят «в одну калитку». Первые игровые дни заканчивались напряженными картами с дополнительными раундами. После встречи AVANGAR — HellRaisers мы поговорили с главной звездой прошедшего матча — Санжаром SANJI Кулиевым. Он рассказал, насколько сложно играть с высоким пингом и как попасть на профессиональную сцену с 2000 часов в CS:GO.

— В первую очередь, отличная игра, SANJI! Как вам в очередной раз удалось справиться с давлением в таком напряженном матче?
— Мы тащили всей командой. Мне просто повезло больше! Мы стараемся оптимально отыгрывать каждую ситуацию и не реагировать на давление и просто играть в свою игру. Я раньше играл в CS 1.6 и участвовал в LAN-турнирах, а не соревновался через интернет. Благодаря этому опыту мне полегче проходить такие ситуации.

— После этого турнира о вас наверняка заговорят. Но, к сожалению, мы еще не так хорошо с вами знакомы. Давайте начнем с простого: как вы познакомились с CS?
— Как и все, наверное. С друзьями гоняли в футбол, в баскетбол, но когда надоедало одно и тоже, мы решили поиграть в DotA и Counter-Strike. Сначала я играл в и то, и в другое, но затянул больше именно CS. Мне кажется, в нем больше индивидуальных факторов, где ты должен показать себя, продемонстрировать свои способности: реакцию, концентрацию, принятие решений. В доте как-то не настолько все зависит именно от тебя.

— И сразу с прицелом на киберспорт?
— Да, конечно! Я в 12-13 лет уже был чемпионом Узбекистана. Но, к сожалению, тогда не было возможности как-то путешествовать, все это было не так развито. Особенно в Узбекистане, где была, грубо говоря, только местная сцена и две команды, которые ездили на крупные турниры.

Да и в техническом плане это очень тяжело. Компьютеров тогда хороших не было, а интернет и соединение до сих пор плохие из-за больших расстояний. Поэтому мы могли играть в основном только друг против друга.

— Как в Узбекистане относятся к компьютерным играм как к профессии?
— Все спокойно относятся. У меня друзья играют и ездили на крупные турниры, еще в CS 1.6. Так что они все это понимают. А родители видят, что это приносит деньги и мне это по душе.

— С техническими проблемами вы справились интересным способом — отправились в Корею зарабатывать на новый компьютер. Откуда появилась эта идея?
— Честно говоря, не очень люблю об этом рассказывать. В этом нет ничего особенного. Мне тогда было 18 лет. Все мои друзья из Узбекистана, у кого есть родные в Корее, делали то же самое. Это не трудно. В любой момент я мог позвонить другу в Корею, там у меня жила мама. Так что я там как рыба в воде.

Я заработал и на компьютер, и себе. Чтобы не просить деньги у родителей. А то стал как-то некомфортно себя чувствовать. А благодаря заработанным деньгам я мог просто сидеть дома, играть и больше ни на что другое время не тратить. Дома же мне кушать готовят.

— Это дало вам какой-то буст в карьере?
— До этого я не играл в профессиональных командах. А тут просто решил пробиваться через профессиональную лигу FaceIT. На попытки ушло около полугода, наверное. В итоге все получилось. Да, с интернетом были все те же самые проблемы, но выбора-то другого нет. Нужно как-то пробовать, пробиваться.

На самом деле, мне не кажется, что это что-то впечатляющее. Это просто у людей в голове: «О, пинг 100 — это нереально». На самом деле, это дело привычки. Для меня пинг 100 был как для них пинг 10.

— На Liquipedia говорится, что в FPL вы прошли с 2000 часами в CS:GO. Это правда?
— Просто это без учета CS 1.6. У нас версия была без Steam, так что не было никакой статистики. Ты должен просто понять физику игру. По сути, это та же самая игра, только карты другие. Дело просто в том, что все эти 2000 часов я понимал, что и для чего я хочу сделать, чего я хочу добиться. Я не просто играл ради удовольствия и фана, а тренировался, чтобы понять игру. А просто так поиграть я мог и до этого в любой момент!

— А как вы попали в AVANGAR?
— Дастан [Акбаев, тренер — Прим. ред.] и Енгун [Ким, генеральный директор организации — Прим.ред.] позвали меня после минора. Но не играть, а для начала потестироваться. Я знал, что будет непросто, нужно будет показать, что я могу. Да и до сих пор нужно показывать и доказывать. Мы хотим попасть в топ-10 минимум, а для этого нужно работать в два раза усерднее. Особенно давят эти ожидания на турнирах. Например, все думают, что мы должны хотя бы попадать в топ-2 на этом турнире. Чтобы оправдать эти ожидания, нам нужно работать в разы усерднее.

— Недавно вы попали на свой первый большой LAN-финал DreamHack Open Rio de Janeiro 2019. Перед турниром вы говорили, что волнуетесь. На самом чемпионате удалось с этим справиться?

— Волнение есть перед каждым турниром. Просто оно по-разному воспринимается, но присутствует всегда. Я до сих пор не всегда уютно себя чувствую. Например, меня вот попросили выйти первым на сцену. А я: «Не-не-не!» Я не люблю публику, предпочитаю быть в тени. Я просто исполнитель, который делает свою работу. Я, на самом деле, даже до сих пор не осознал, что мы победили.

— Этот первый опыт дался тяжело?
— Было трудно. Это совсем другой турнир, другой уровень. Когда мы играем праки, мы можем допускать в чем-то ошибки и как-то корректировать. А во время таких турниров нужно принимать больше правильных решений, чтобы не допустить ошибку, которая проиграет тебе турнир. Это большое давление. Но это и к лучшему. Так ты совершаешь меньше ошибок и быстрее прогрессируешь, чем просто на тренировочных матчах. Это там ты можешь ошибаться и тебе за это ничего не будет, грубо говоря.

— Какой матч был самым сложным?
— Финальный матч был самым сложным. Потому что там были бразильцы и они болели за своих [FURIA Esports]. Но я стараюсь отключаться и не реагировать на это. Просто весь в игре и все.

— Сюда на WePlay вы приехали в качестве фаворита? Для вас это комфортная позиция? Не расслабила ли вас недавняя победа?
— Мне легче играть в качестве аутсайдера. Нет такого давления. На фаворитов всегда давят. А насчет расслабленности — такого нет. Потому что даже выигранную игру мы воспринимаем не просто как победу, а как развитие. И даже какую-то победу для себя мы можем рассматривать как поражение.

— Если рассматривать матч против DreamEaters, то это была волевая победа или просто недоигрывали где-то?
— Мне кажется, мы, грубо говоря, недоиграли. У нас небольшой наигрыш на Overpass. Мы где-то индивидуально недоиграли и пытались просто выйти впятером, чтобы выиграть раунд. Сегодня, например, тоже допускали ошибки. Но уже каждый был собран, чтобы не допустить проигрыша.

— С кем вам хочется увидеться в финале?
— Мне нет разницы, против кого будем играть. Просто будем показывать свою игру, чтобы победить. Мы обычно пытаемся играть по своему плану. Мне кажется, что с антистратами ты можешь зайти слишком далеко и в итоге сам себя передумать и переиграть.

— Успех киберспортсмена состоит из трех компонентов: скилл, трудолюбие и удача. Как вы считаете, что в вашем случае стояло на первом месте?
— Скорее всего, сначала скилл. Потом удача или трудолюбие, 50 на 50. Мне, например, повезло поехать на буткемп Syman Gaming. Но, получается, что это было результатом трудолюбия. Ведь я играл, и меня тренер заметил на FaceIT. Не знаю, что было бы, если бы этого не случилось. Это уже совсем другая история.

Read Previous

Семак с файером и чемпионское шампанское. Лучшие фото гуляний «Зенита» в Пулково

Read Next

«Месси – 0 чемпионств РПЛ, Заболотный – 1». Реакция соцсетей на победу «Зенита»