«HR — челлендж с такой же новой командой, но с двумя годами багажа опыта»


«HR — челлендж с такой же новой командой, но с двумя годами багажа опыта»

Два месяца назад Сергей lmbt Бежанов вернулся в организацию HellRaisers. За это время клуб завершил формирование состава и уже опробовал свои силы на LAN-финале WePlay! Forge of Masters. В интервью “Чемпионату” тренер HR рассказал, какими принципами он руководствуется при сборе команды и как завышенные цены на игроков в СНГ мешают развитию сцены.

— Обвыклись ли вы в новом составе? Почувствовали ли себя хозяином положения?
— Начнем с того, что мне нужно чувствовать себя хозяином положения. А во-вторых, почти со всеми людьми, с которыми я оказался в одной команде, я работал до этого. Так что в этом нет никаких сложностей и трудностей.

— Когда заходит речь о формирование состава, насколько это ваша работа, а насколько менеджмента?
— В разных организациях устроено по-разному. Иногда команды и игроки имеют больше веса в этом процессе, иногда нет. У меня в этом отношении много прав, и так всегда было. Но без совета с игроками ты команду не соберешь. Правда, когда я пришел в HellRaisers и мы начали формировать состав, то не особо спрашивали ребят, с кем они хотят играть. Нам не особо были важны их личные взаимоотношения. И тем более когда речь идет о формировании интернационального состава — Европа, СНГ, Азия — это все разные менталитеты, и нам в любом случае лучшими друзьями не стать. Поэтому спрашивать «А как ты общаешься с этим парнем?» особо не нужно. Это мало кого интересовало, и меня тем более, учитывая мой предыдущий опыт в такой же интернациональной команде.

Тут не нужно быть друзьями, тут нужно, чтобы все работало. И если ты в теории видишь все ингредиенты, чтобы сложился паззл, который тебе нужно построить, то он будет работать. Ты принимаешь это решение — и все. Потому что в итоге за результат отвечает кто? Правильно, ты. Спрашивать буду с тебя, если что-то пойдет не так.

Фото: пресс-служба WePlay! Esports

Но, к сожалению, в киберспорте клубы пока не имеют полной власти над этим вопросом. И это очень плохо, потому что молодые игроки часто излишне эмоциональны и обидчивы. Они слишком много обращают внимания на какие-то отношения вместо фактов и статистики, условно говоря. И это мешает им принимать рациональные решения в плане составов. Иногда все заканчивается хорошо, а иногда не очень. Порой решения принимаются слишком поспешно, а потом из-за этого рушатся команды.

— Текущий состав HellRaisers — это пазл, который складывали уже вы?
— Не единолично, конечно, но да. Это происходило с участием и одобрением менеджмента и владельцев клуба. Но в целом я могу сказать, что эту команду собирали по моим рекомендациям.

— Почему в этом пазле не нашлось место HObbit?
— Я не буду отвечать на этот вопрос.

— Вы не считаете свой переход в HellRaisers снижением планки после mousesports?
— Нет. Mousesports — хорошая организация. И они построили команды примерно с той же стадии, на которой сейчас находится HR. И все это строилось с твоим участием и ты присутствовал при каждом изменении, где ты был ключевой фигурой.

Сейчас HR для меня — такой же новый челлендж, с такой же новой командой, но с двумя годами багажа опыта. И всё в моих руках. Я не вижу в этом никакого понижения планки ни в финансовом плане, ни в каком-либо ещё.

Да, меньше турниров. Да, не такая именитая и титулованная команда. Но мои игроки тоже не были такими титулованными в какой-то момент времени. Да, нужно проделать огромную работу, но ты можешь учесть все свои ошибки прошлого и сделать еще лучше.

Да и что в моём случае можно было бы назвать апгрейдом? Я не пошёл бы в Astralis? А повышением планки были бы только они. Потому что все остальные команды со 2-го по 5-е место были примерно на одном уровне. Апгрейда тут и не могло быть.

— Может ли менеджмент отказаться работать с игроком, если вы его предлагаете?
— В теории может. Можно взять пример из обычного спорта, о котором все смотрели кучу фильмов. Приходит тренер и говорит: «Мне нужен вот этот игрок». Ему владелец отвечает: «Нет, у нас с ним такое прошлое, что у тебя не будет этого игрока». Или наоборот, когда владелец клуба заявляет, что он покупает звезду, а там делай что хочешь, но он должен быть в стартовом составе. Такие ситуации бывают и от этого никому никуда не деться. И в любом случае, даже если ты по сути относишься к менеджменту и руководящему звену, в этой цепочке есть звено выше тебя. И если акционер или владелец требуют сделать именно так, то тут хоть прыжок с подвыподвертом делай и кричи на всю Ивановскую — всё равно ничего не изменится.

Фото: пресс-служба WePlay! Esports

Естественно, желательно, чтобы все эти отношения были доверительными, дружескими и адекватными, но на данном этапе в киберспорте многое решают сами игроки. И пока это не поменяется, такие беспорядочные решаффлы и будут продолжаться.

— Есть ли у спортивных менеджеров в арсенале то, что необходимо в киберспорте?
— Конечно, есть. У спорта есть огромный столетний опыт. Но, к сожалению, чтобы провести, допустим, качественную селекцию, человек должен быть погружен в дисциплину и понимать, что происходит на сцене. Нужно разбираться, в каком состоянии находится тот или иной игрок и вообще нужно ли тебе делать замену. Может, это ты неправильно с ним работал? Может, можно выжать из них больше?

Возможно, на этапе психологической подготовки и какого-то создания режима дня спортивный менеджмент может помочь киберспорту, но в отношении селекции — точно нет. Потому что помимо статистики, которая есть в открытом доступе, есть еще очень много факторов, которые влияют на подбор игрока. Он может быть красавчик по цифрам, но, как говорят люди, токсик. В итоге он не будет нормально работать с командой, начнутся разногласия. И состав заиграет даже хуже, несмотря на то что он красавчик. Или, может, ему нет места в команде в плане роли. Он супер, но твой игрок не хуже. И для всего этого нужны не академические знания, а понимание дисциплины и сцены.

— Вы сами занимаетесь самосовершенствованием в отношении своей профессии? Или всё приходит только с опытом, а не из книг и лекций?
— Для меня это по большей части практика. Начнём с того, что я мальчик, и все мальчики в детстве занимались каким-то видом спорта. У меня были разносторонние увлечения: мне нравился и настольный теннис, и футбол, и шахматы, и всё на свете. И началось всё с этого. Затем я начал играть в CS, где у меня было всего несколько капитанов, потому что потом в течение всей карьеры я сам занимал эту позицию. Поэтому у меня был опыт общения с очень большим количеством игроков с самыми разными характерами, менталитетами, воспитаниями и даже уровнем образования.

В итоге в плане тренерства ты самосовершенствуешься и делаешь выводы всегда. Когда твоя работа делать выводы за других, ты узнаёшь что-то и о себе тоже. К тому же очень важно слушать критику со стороны, в том числе даже от игроков. Хотя с точки зрения опыта и иерархии это не очень правильно, но иногда даже они могут посоветовать что-то правильное. По крайней мере, они могут сказать, что им некомфортно так работать и они чувствуют, что нужно что-то поменять.

Самый большой плюс, который я приобрел со временем — понимание, что со всеми нужно работать индивидуально. Ты не можешь просто взять методичку и запустить процесс — это никогда не сработает. В этом и заключается мое самосовершенствование. Я все время общаюсь с игроками из разных стран, изучаю их менталитеты. Узнаю, что новый игрок никогда не будет точно таким же, как старый.

Честно, я не читаю никакую спортивную литературу. Я читаю какие-то романы, просто потому что много летаю. Но зато фильмы спортивные я все пересмотрел. Мне это интересно.

Фото: пресс-служба WePlay! Esports

— К вам наверняка часто обращаются за советом. А если вы сталкиваетесь с проблемой, то к кому за советом идёте вы?
— Тренеры в киберспорте постоянно общаются друг с другом. Поэтому ты можешь не то чтобы попросить совета, а поинтересоваться, как всё происходит в другой команде. Учитывая, что все тренеры — представители старой школы, это очень открытые и добрые люди, которые знают друг друга по 10-15 лет. Мы полжизни уже дружим. Поэтому мы всегда делимся опытом, не делаем из всего этого секреты. И такой процесс происходит в любом виде спорта — и это нормально. Не то чтобы ты учишься в этот момент у кого-то, но смотришь, какие из приемов могут подойти тебе и твоей команде.

Я могу обсудить какие-то вопросы с Zonic или Kuben — это люди, которые в своё время были на вершине в статусе игроков и сейчас удерживают уровень в качестве тренеров. Допустим, я могу поинтересоваться, сколько часов в день они тренируются, какие перерывы делают. Или, например, за сколько их команды приходят в форму после отпуска. И вот таким селективным способом ты собираешь информацию, которая подойдет тебе, и самосовершенствуешься.

Если у тебя что-то не получается в плане рутинной работы и что-то идет не так, то ты всегда можешь спросить у команды. Как они себя чувствуют? Почему, по их мнению, игра не клеится? А если у вас были официальные матчи, то ответы могут оказаться и в них.

— В интервью Weplay! вы рассказывали, что на молодых игроков в СНГ завышенные цены и очень сложно найти доступную кандидатуру. Это хоть немного оправдано?
— Нет, это просто надутый пузырь. То же самое касается и зарплат некоторых игроков. Что касается цен, давай разберем самый простой пример.

У игрока зарплата в $ 1 тыс. У него контракт еще на год и он уже год проработал в организации. Клуб уже выплатил ему $ 12 тыс. зарплаты и понес некоторые расходы на буткемп, переезд и прочее. Предположим, это еще $ 10 тыс. в год. Получается, что организация потратила $ 22 тыс, чтобы взрастить этого игрока. У него контракт ещё на год — это еще $ 12 тыс. Итого $ 30 тыс. с хвостиком. Но почему он стоит-то $ 150 тыс?

— Чтобы не отпускать?
— Да. И в этом я не понимаю логики некоторых организаций. Сейчас твои результаты останутся прежними. Если ты его поменяешь, ты можешь снова начать растить нового таланта. Но чаще всего от одной замены твои результаты не упадут катастрофически, даже если это самый ключевой и самый лучший в мире игрок. То есть ты не станешь намного слабее. А сейчас у тебя есть возможность продать его за адекватные деньги с профитом для себя. Но при этом ты выставляешь цену, которая ни в коем случае не отражает его реальной стоимости.

Мы для HellRaisers купили одного игрока в Европе. В СНГ игрок такой же позиции и ориентировочно того же уровня обошелся бы нам в $ 150 тыс. Это не ключевой игрок и не ключевая позиция на данном этапе. Это не мидер и не керри в доте, которых ты покупаешь — и у тебя космические результаты. В общем, не за Miracle- или IceIceIce ты платишь. Ты покупаешь молодого талантливого игрока с перспективной на развитие у другой команды, в которой он светится, но не является ключевой фигурой.

Испанская организация Movistar Riders, с которой мы общались по поводу перехода loWel, сделала все четко. Они открыли его контракт, по формуле просчитали его бай-аут. Сказали: «Если вы хотите его купить, то нам нужно доиграть два матча вот на этом турнире и неделя, чтобы найти ему замену». За это же время они обещали решить все бумажные вопросы. Вот это называется профессиональный подход.

В небольших организациях чаще всего нет больших спонсоров. В их случае это скорее всего меценатство — есть дядя, который владеет клубом, он ее любит и он в нее вложил душу. И он не хочет разваливать свою команду, даже если дела у идут не очень. И поэтому он готов продать тебе игрока, но не за $ 150 тыс. Где в этом логика?
Ты можешь заработать, взять себе бесплатно игрока и вернуть годовой бюджет организации. А можешь вот так сидеть и ждать, когда эта команда распадется, потому что она застряла на одном и том же уровне. И в итоге он уйдет от тебя бесплатно, потому что команда развалится, а у него закончится контракт. И так обычно эти истории и заканчиваются.

В больших командах, где действительно платятся серьезные деньги за трансферы, игроков отпускают, если они действительно этого хотят. Естественно, перед этим рассчитываются все события в ближайшем будущем и то, насколько это решение больно и критично скажется на команде. Но ты понимаешь, что не отпускать нельзя. По крайней мере потому, что если игрок хочет уйти, то он уже не будет выступать за твой клуб на том же уровне.

— Вы находились когда-то в такой ситуации, когда нужно отпустить игрока?
— В свое время mousesports так отпустила Николу Niko Ковача. Для организации это был очень тяжелый период. Этот человек сделал все что мог и не мог и для команды, и для клуба. Он выполнял медиа-план, идеально соблюдал контракт — делал все. И нельзя отказать человеку, который выкладывался на полную, а потом пришел и искренне и адекватно сказал: «Отпустите меня». И тогда мы без единого зазрения совести отыграли с ним последний турнир, поблагодарили его, он отпраздновал с нами свой день рождения и спокойно ушел в другую команду. И это адекватный подход.

— Эта проблема характерна только для СНГ?
— Конечно, нет, но для СНГ больше. Но часто в европейских командах бывают игроки, которые на уровень выше, но стоят они столько же. Так какой в этом смысл? Из-за этого СНГ-регион только будет медленнее развиваться.

Какой смысл европейской команде брать парня из СНГ, если они за те же деньги могут взять игрока с уже следующей ступени развития? Поэтому наши ребята и сидят дома. И меня эта ситуация очень огорчает.

Например, мы пробовали Игоря Crush Шевченко из Vega Squadron. Не то чтобы мы не сошлись на сумме выкупа, он просто нам не подошел как игрок. Но бай-аут там тоже был, поверьте мне, серьезный. Возможно, мы бы поторговались, и все было бы в итоге хорошо. Но даже в этом случае я не видел никакого смысла в этом.

— В первую очередь ведь это бьёт по самим игрокам.
— По организациям это вообще никак не бьет. Это влияет только на игроков. Но самая большая проблема во всей этой ситуации с ценами — сами игроки и их необразованность в данном вопросе. Если у тебя нет опыта в подписании спортивных контрактов или вообще работы с бумагами, то не поленись, отдай этот контракт маме или папе. Они отнесут эту бумагу к юристу и почитают его адекватно. И только потом ты его подпишешь. И тогда у тебя не сложится ситуации, когда ты хочешь уйти, а ты как бы в рабстве!

Фото: пресс-служба WePlay! Esports

У меня в карьере было много разных контрактов. Даже сейчас, когда я подписывал договор с HellRaisers, организация пошла навстречу по многим вопросам и я со своей стороны вел долгий диалог. Мы за это время вычеркнули или исправили огромное количество пунктов — и это устроило всех. Мы взяли шаблонный контракт игрока, обработали его вместе с руководством организации, убрали ненужное и без отнекиваний и зазрений совести согласились на другие пункты — и все подписали. Так должно всё происходить. А не «о, наконец-то у меня будет какая-то зарплата!».

— Возможно, они боятся чего-то требовать, чтобы не потерять этот шанс.
— Но ведь это твоя жизнь! Тебе скажут: поедешь на два года работать на шахту. И что, ты согласишься молча? Ты же можешь прочитать, что там написано, какие у тебя условия расторжения контракта, что он предполагает, если тебя посадят на лавку, в каком случае ты получишь штрафы, какие есть бонусы. Обратить внимание на срок действия и через какое время можно пересмотреть условия контракта. Самый важный пункт — бай-аут, о котором мы говорим. Как он рассчитывается? Просто как дядя захотел? Такой контракт нельзя подписывать ни в коем случае!

Если тебе этот дядя скажет, что в таком случае не будет с тобой подписывать договор, то да, ты потеряешь какие-то деньги. Но, по крайней мере, ты будешь счастлив. Потому что через полгода складывается такая ситуация: человек играет, развивается, растет, старается. И вот он вырос — и хочет уйти в другую команду. А он привязан здесь цепью еще на полтора года. И на этом заканчивается любая мотивация. Он понимает, что он сам дурак, но сделать уже с этим ничего не может.

Понятно, что о деньгах нужно думать, это твоё средство к существованию. Но при этом ты должен здраво разобрать по полочкам все плюсы и минусы. Организации всё делают правильно: они заключают максимально выгодный для себя контракт, это бизнес. Но игрок в свою очередь должен тоже выбивать для себя максимально выгодные условия.

Read Previous

Все уверены, что Гризманн перейдет в «Барселону». Кроме «ПСЖ»

Read Next

У Канады нет обороны, у России молчит Овечкин. Проблемы топ-сборных на ЧМ